Восток — дело тонкое. Именно этой культуре мы в принципе обязаны зарождением парфюмерии и сегодня она развивается совсем по иному сценарию, нежели в Европе и США.

Так, например, арабы плевать хотели на европейские гендерные стереотипы: мужчины здесь пахнут розами, и вообще цветами, женщины благоухают шафраном и деревяшками. Да и вообще, ароматы, производимые для внутреннего рынка, крайне редко маркируют для разных полов — чаще это делают на экспорт. А ещё ароматов там используют гораздо больше чем у нас — сухой жаркий климат этому способствует.

Да и громкость ценят не меньше, чем в России — большинство арабских брендов чертовски стойкие и диффузные, так что не переборщите.

Урбанистичный городской аромат: крошево улиц под ногами, разогретый под жарким летним солнцем асфальт, фиалки и лаванда, чуть пыльные, с городских клумб. Кроны аккуратно постриженных деревьев шевелит ветер. Строгий, сдержанный, деловой фужер. Отдалённо напоминает мужской Hypnose Lancome, давно снятый с производства Gucci by Gucci Homme Original, в базе небольшая отсылка к Perles de Lalique.

Он совсем недавно вышел, а копий вокруг него сломалось уже много — кто-то считает его отличным парным вариантом к женскому, кто-то ругает за скучность. Фиалковый лист давно и плотно занял место в пирамидах унисекс и мужских ароматов, а в последнее время создатели стремятся к настоящему гиперреализму в работе с ним. Так получилось и с Portrayal Man. Шершавый, зелёный, плотный, с тонким, чуть паутинным налётом. Ему вторят можжевельник и ветивер, что вместе делает композицию прохладной, интровертной, она не для мира, а для себя. Этот восток предельно европеизирован и адаптирован к нашему обонянию.

Этот аромат, как и все у марки, вдохновлен путешествиями по жарким странам. Safari похож на A Men Mugler, только более разнузданный и с большим контрастов сладкого и свежего. Старт цитрусовый, сердце гурманское, с десертными оттенками яблочного пирога, база шоколадно-пачульная, переливается оттенками алкоголя и хвои. Ну и концентрация — тут позавидует даже вечно-стойкий Mugler, в случае с Safari вы получите большой флакон настоящих духов.

Арабский аромат на тему классической мужской акватики из 90х, которая сейчас, похоже, переживает что-то вроде ренессанса. Популярная акватика строится на сочетании цитрусовых, древесных и водных нот — так называемый дигидромерценол. В Sapphire их дополнили перечная мята, фиалковый лист, розовый перец. А на коже при раскрытии отчетливо поступает серая амбра, что делает аромат глубоким и не таким уж простым, как может показаться на первый взгляд.

Название переводится как «дух». Флакон антрацитово-черный с серебряной гравировкой, изначально вышел как лимитка, но позже вошёл в постоянную коллекцию и на данный момент это единственный мужской аромат бренда. Старт у аромата терпко-травянистый, но уже совсем скоро к зеленому разнообразию присоединяются ноты, превращающие его в восточный. Хотя казалось бы, чего восточного может быть в цитрусах и флердоранже? Наверное, все дело в щедрой порции серой амбры и сандала. В результате, Al Rouh получился по-восточному обволакивающим, дымным, словно облако пепла, подхваченное ветром.

На востоке мужчины не стесняются пахнуть чем-то ягодно-сладким. На добротную кожаную базу, словно на поднос, создатель раскладывает много сладкой черники, ежевики, украшает композицию листиками пачули, каплями смолы и цветами. В одной стилистике с Tuscan Leather Tom Ford, но в разы мягче и тоньше, будто спелые ягоды сдавили в руке, затянуто в тонкую кожаную перчатку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.