Эксперт — о том, что теоретические представления о том, как надо жить, не всегда уместны в реальности

«Мамочка и смысл жизни». Так называется один из самых известных романов психотерапевта с мировым именем Ирвина Ялома. И его название как нельзя лучше обозначает тему сегодняшней статьи и сна.

Пожалуй, ни один психотерапевтический протокол не обходится без касания этой темы. И уж точно каждый второй сеанс заканчивается историями «про маму».

Мама, хотим мы того или нет, делает максимальный вклад с биологической и психологической стороны в то, кто мы. Психоанализ исследует с клиентами тему объектных отношений, где самый значимый наш объект — это мама. Любая мама: любящая до дрожи, заботливая, чуткая, добрая или холодная, недоступная, отсутствующая. Мама, которая вершит судьбу своего ребенка властной рукой, или мама, которая сдалась на милость сложной судьбе и может поддерживать примитивный уровень жизни своего ребенка. Мама, от которой можно задохнуться, или мама, которая неуловимая и невесомая, как приведение…

Как ни крути, речь пойдет про маму.

И это только в кресле аналитика насчет мамы можно порассуждать. В жизни же, пока мама жива, и контакт с ней есть, общение развивается согласно особому процессу, приправленному изобильно стереотипами о том, что «мама — это святое», «маму надо любить».

Сон нашей сновидицы сегодня о том, как с мамой надо, но невозможно согласно внутренней логике.

«Этот сон снится мне уже несколько лет, возвращаясь в разных вариациях, но всегда с одним и тем же концом.

Я еду забирать маму из ее дома и перевозить жить с собой, в мой дом. Вроде она старая, и так надо, чтоб я могла за ней ухаживать. Мы садимся в поезд, в электричку или другой транспорт, ждем отправления. В одном из снов мы начинаем движение и торопимся на запасных путях. В другом сне поезд просто никуда не едет. В третьем сне мы заезжаем по заброшенным рельсам в тупик».

Забота о старой маме, мера этой самой заботы должна быть не обязанностью, а выбором свободной воли

ЗАБОТА О СТАРОЙ МАМЕ, МЕРА ЭТОЙ САМОЙ ЗАБОТЫ ДОЛЖНА БЫТЬ НЕ ОБЯЗАННОСТЬЮ, А ВЫБОРОМ СВОБОДНОЙ ВОЛИ
В комментариях к этому сну сновидица указала, что эти сны начали сниться с момента, когда старенькая мама осталась одна в другом городе, и с ней идут вялые переговоры о том, что надо сновидице ее забрать и жить вместе.

Наверняка вы понимающе киваете, что, мол, да, так и надо. А вот сон сновидице подсказывает, что жизнь вместе с мамой — это тупик, что у этого тоннеля в реальности перспектив нет, хотя с «правильной», моральной и прочих точек зрения по-другому быть не может.

Во внутренних диалогах сновидица говорит себе о том, что к такой жизни не готова, что, несмотря на верность идеи, шансов на ее успешную реализацию просто нет.

Не хочу выводить какую-то единую модель в полемике о том, надо ли заботиться о старой маме. Жизненные ситуации имеют уникальный узор, как каждый отпечаток пальца неповторим. Иногда совместный опыт жизни с родителем вовсе не дает сил, а отнимает у обеих сторон: у детей и у родителей. За жизнь накоплено много разного, травматического, горького. С одной стороны, чувства вины и разочарования. С другой — ярости, обиды, бессилия, что совместная жизнь просто преумножит этот опыт и обрушит его с новый силой на носителей.

Сон нашей сновидицы говорит о том, что иногда с мамой, «по-маминому» — это несъедобно для нее. С мамой хорошо, когда связь в виде социальных уз, долженствований и догм ослабевает. Тогда забота о старой маме, мера этой самой заботы — это не обязанность, а выбор свободной воли.

Фантазирую, что решенный вопрос жизни с мамой выглядел бы не как поезд, а как машина, за руль которой садится сновидица. В поезде пассажир в пассивном залоге: едет там, где проложен путь со скоростью, которую заложил машинист. В машине же управляет ситуацией водитель. И это означает, что водитель решит, как, куда, с какой скоростью и с кем он поедет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *